Общество

ЛИЦЕНЗИЯ НА УБИЙСТВО, ИЛИ ОТЛОВ В РАМКАХ ЗАКОНА?

Верка умерла неожиданно. Неожиданно не только для себя самой, но и для дворничихи тети Зои, с которой собака Верка обходила знакомую ей территорию. Беспризорная, но любимая многими людьми, собака погибла от препарата, которым в нее выстрелили ловцы безнадзорных животных.

У собаки Верки не было всего того, что характеризует домашнего пса и отличает его от безнадзорного. Не было хозяина, но ухаживали и присматривали за ней многие жильцы домов в районе “Экспресса”. Не было ошейника, но была крыша над головой в виде будки, которую соорудили для Верки сердобольные люди. Не было двора, который нужно защищать, но была огромная территория, которую Верка важно обходила каждый день с дворничихой тетей Зоей. А потом Верка умерла, и ее собачье тело не сожгли, как тела других никому не нужных собак, а похоронили честь по чести…

С этой историей к нам в редакцию пришла Вероника Пищалко – волонтер и зоозащитник, которая вместе со своей общественной организацией “Жизнь” вот уже который год помогает бездомным животным. Отлавливает, стерилизует, раздает в хорошие руки. Сколько бездомных собак прошло через руки Вероники, она даже сама сказать не может. Просто не помнит, сколько их было. Казалось бы, за это время можно было очерстветь и не принимать столь близко к сердцу каждого бездомного пса. Но Вероника так не может. Вот и сейчас история с Веркой не дает ей покоя и болью сжимает сердце. Тем более, что волонтер уверена, что в собаку не должны были стрелять, а тем более убивать.

– Наше общественное движение помощи бездомным животным “Жизнь” существует уже три года, но с таким мы еще не сталкивались, – говорит Вероника Пищалко, – Каждый год проводится отлов бездомных животных, но чтобы собак отстреливали на месте, а не ловили, такого еще на моей памяти не было. В позапрошлом году отловом собак в Нижнеудинске занималась фирма “Пять звезд”, которая отвозила пойманных животных в питомник в поселке Карлук. В прошлом году тендер выиграла нижнеудинская ветстанция. Тогда ее начальником была Ольга Анатольевна Дергачева, при ней отлов проводился по всем правилам. Все отловленные животные попадали в вольеры ветстанции, а волонтеры группы “Твори добро” помогали ухаживать за животными, помогали пристраивать их к новым хозяевам. А сейчас ситуация резко изменилась! Сменился начальник станции, и порядки тоже изменились.

По словам Вероники, сейчас в вольерах Нижнеудинской ветеринарной станции собак практически нет, потому что они гибнут от рук ловцов, даже не доезжая живыми до “ветки”, как называют станцию волонтеры.

– Я знаю уже несколько случаев, когда вместо того, чтобы поймать собак и отвезти их в вольеры, как это должно быть по закону, по факту их привозят на “ветку” уже мертвыми, – рассказывает зоозащитница. – Из неофициальных источников я узнала, что отстреливают их препаратом “адилин”, который вызывает у собак мучительную смерть от удушья. Этот препарат идет для умерщвления поросят, если у них обнаружена, например, “африканская чума”. Для отлова собак этот препарат запрещен, а получается, что в Нижнеудинске им активно пользуются. И кто? Люди, которые в силу своей профессии обязаны заботиться о животных! Мы не против отлова, мы просто хотим, чтобы все делалось гуманно, по-человечески. Чтобы отлов и содержание бездомных животных не превращались в узаконенное убийство.

Еще одна подобная ситуация произошла 13 апреля во дворе дома № 38 по улице Масловского. Собаку звали Чернушка. Одна из жительниц дома Лидия Ивановна сама позвонила в ветстанцию и попросила отловить Чернушку с целью стерилизации. В прошлом году она заказывала отлов собаки Белки. Белку отловили, направили на изолированное содержание в течение 30 суток, за это время ее привили и стерилизовали. Затем она была возвращена в место отлова. Лидия Ивановна думала, что так будет и на этот раз. Она сама подвела Чернушку к автомобилю “отловщиков”, они сделали выстрел и погрузили собаку в автомобиль. Днем Лидия Ивановна сделала звонок в ветстанцию и поинтересовалась, как там ее подопечная. На что получила ответ, что все хорошо. Вечером она еще раз перезвонила и сказала, что завтра приедет навестить Чернушку. Тогда ей ответили, что завтра данной собаки уже не будет, так как ей нашли хозяев. Заподозрив неладное, Лидия Ивановна с Вероникой отправились на ветстанцию. Чернушки в вольерах, предназначенных для содержания отловленных животных, не было. Женщинам сказали, что она сбежала, когда ее переносили из автомобиля в вольер.

Вероника Пищалко и ее соратники решили обратиться в областную прокуратуру. Более ста подписей собрали они под заявлением в надежде, что Фемида разберется в этом вопросе, и ни одно животное больше не пострадает.


Ловцы выезжают по заявкам

Заниматься отловом бездомных собак и кошек в Нижнеудинске должна ветеринарная станция. По крайне мере, именно с ней заключен контракт на отлов и содержание безнадзорных животных в первом полугодии 2018 года. До конца апреля согласно контракту этому ведомству необходимо отловить 105 безнадзорных животных: 95 собак и 10 кошек. Сейчас по закону пойманное животное после отлова можно держать в течение месяца, потом – выпускать в то место, откуда оно было выловлено.

Как говорят сухие цифры отчета нижнеудинской ветеринарной службы, по состоянию на 15 апреля здесь было принято 39 заявок от населения на агрессивных животных. Отловлено – 73 собаки. Содержание – 30 собак. Оказана ветеринарная помощь – 22 животным. Ветеринарная помощь – это осмотр, дегельминтизация, вакцинация против бешенства, биркование на 14-й день, стерилизация на 25-й день. Из этих семидесяти трех, 8 – кастрированы или стерилизованы, 8 – переданы новому владельцу, возвращены на место отлова – 5. Тридцать пять собак умерщвлены.

Как уверяет начальник ОГБУ “Нижнеудинская СББЖ” Сергей Пастухов, эти тридцать пять собак умерщвлены абсолютно законно: либо как агрессивные, либо по показаниям, к которым относятся: старость, заболевания молочных желез, печени, опорно-двигательного аппарата и травмы, несовместимые с жизнью.

Сергей Пастухов

– Практически каждый день мы получаем жалобы от населения на то, что стаи собак ходят по городу и терроризируют людей, – говорит начальник ветстанции. – Можно сколько угодно говорить о любви к животным, но если, не дай бог, агрессивная собака покусает ребенка, кто будет виноват? Тот, кто должен заниматься их отловом. Поэтому мы должны реагировать на каждую заявку в течение трех суток. Нам звонят обеспокоенные родители, чьих детей пугают бродячие собаки, и мы этих собак отлавливаем. Мы не трогаем собак в ошейниках, с чипом или на поводке. Не отлавливаем собак возле детских площадок и в местах большого скопления людей – это тоже запрещено. Отлавливаем их сачками, или стреляя в них препаратом. Используем для этого препарат “листенон” – это официально разрешенный для отлова препарат. Да, иногда случается, что собака от этого препарата умирает. Это происходит в тех случаях, когда животное больное, или у него происходит такая реакция на препарат. Опасна не только агрессивность собаки, но и те заболевания, которые она может передать человеку. Среди множества таких болезней – гельминтоз, токсоплазмоз, лептоспироз и бешенство, которое может привести человека к летальному исходу.

По словам начальника ветстанции, обстановка с бродячими животными на территории Нижнеудинска и Нижнеудинского района вызывает беспокойство. Согласно мониторингу, в Нижнеудинске бегают безнадзорно порядка 180 собак, в Алзамае – 74, по району – 36. Но фактически эти цифры занижены как минимум вдвое. А это значит, что в следующем полугодии количество животных, которых нужно будет отловить по контракту, тоже вырастет. Увеличится нагрузка и на ветеринаров, и на зоозащитников.

– Вместе с зоозащитниками мы, по сути, делаем одно дело, – говорит начальник ОГБУ “Нижнеудинская СББЖ” Сергей Пастухов, – нужно только объединить усилия, чтобы все было спокойно на нашей территории. С волонтерами мы тесно сотрудничаем и намерены делать это и впредь. Мы даже предлагали волонтерам, чтобы они вместе с нами выезжали на отлов, только никто не откликнулся. Я – не против собак, я только хочу, чтобы все было спокойно.

 

Не наше собачье дело?

 

По словам начальника ветстанции, с отловом животных в Нижнеудинске все проходит гладко. Доказательства – документы, акты и справки. Вот только дыма без огня не бывает. И едва ли зоозащитники начали бы бить тревогу, если бы вокруг бездомных животных в Нижнеудинске царила абсолютная идиллия.

И отстрел безобидной собаки Верки в этом темном деле не единственный вопрос, который ставят перед прокуратурой зоозащитники. Так, их настораживает тот факт, что вольеры ветстанции рассчитаны примерно на пятьдесят собак, а по контракту их надо отловить более ста. Куда в таком случае девать остальных? Ответ на вопрос очевиден.

Интернет и СМИ пестрят историями о жестоком обращении с животными. Где-то бесчинствуют догхантеры, где-то, прикрывшись выигранным тендером, вместо того, чтобы заниматься отловом и содержанием  животных, их попросту убивают. По документам в таких случаях все проходит гладко, а на деле судьба животных лежит целиком и полностью только на совести фирмы-отловщика.

Эта проблема живет и здравствует по всей стране. Есть ли выход? Зоозащитники постоянно говорят о необходимости общественного контроля, о прозрачности деятельности приютов и других подрядных организаций, которые получают госзаказы на отлов, стерилизацию и содержание беспризорных животных. Это значит допустить любых лиц, которые изъявили желание, к наблюдению за процессом отлова. Это значит предоставить каждому желающему возможность увидеть животное, не скрывать его и его местонахождение.

Возможно, выход в этом. Но никто не станет отрицать, что отлов бездомных животных – это только верхушка айсберга. В том, что животное бездомное и безнадзорное, брошено и предано, виноват только человек.

Что остается брошенному животному? Бегать по улицам, выживать и дичать. Что остается ловцам? Отлавливать. Что остается зоозащитникам и волонтерам? Спасать и бороться за каждую жизнь.

И пока все эти стороны не объединятся, говорить о решении проблемы даже нет смысла.

А наказание за жестокое обращение с животными пока еще никто не отменял.

 

Марина Савельева

Фото автора

 

Из заявления Вероники Пищалко в областную прокуратуру:

 

“10 апреля 2018 года приблизительно в 11 часов дня рядом с домом № 8  по улице 2-Пролетарская сотрудники ОГБУ “Нижнеудинская станция по борьбе с болезнями животных” произвели отстрел дворовой собаки по кличке “Верка”. Данная собака проживала в этом районе примерно 6 лет, всегда вела себя спокойно. Силами и средствами жителей ей была установлена будка. Каждый житель знал Верку и кормил. В то утро собака (как обычно) делала обход территории с сотрудницей (дворником) местной УК “Экспресс” Зоей Александровной Безрукиной. Она задержалась возле мусорных контейнеров по вышеуказанному адресу. Верка лежала примерно в пяти метрах. Вдруг боковым зрением Безрукина З.А. увидела, что Верка резко подскочила, сделала несколько шагов и упала, забившись в судорогах. Только тогда дворники заметили, что неподалеку стоит машина с опущенным стеклом. Тут же из машины вышли двое мужчин и попытались закинуть обмякшую Верку в автомобиль. На что Безрукина З.А. сказала, что это ее собака, и она ее не отдаст. “Отловщики” стали заверять Безрукину, что отвезут собаку в ветстанцию, там ее привьют и стерилизуют. Затем она сможет забрать животное. Все-таки силой им удалось забрать труп (как оказалось позже) и закинуть к себе в автомобиль. В течение 10 минут после этого Безрукина З.А. позвонила мне, и мы с ней отправились в место содержания отловленных животных. Прибыв на место, мы увидели автомобиль, который только что прибыл с отлова и стоял возле кочегарки. Подбежав к автомобилю, мы обнаружили в нем труп Верки и еще трех собак. Ничего внятного на вопрос, почему собаки мертвы, мы не услышали ни от “отловщиков”, ни от самого руководителя ОГБУ “Нижнеудинская станция по борьбе с болезнями животных” Пастухова С.М. (который в тот момент также находился рядом с автомобилем)”.
Теги

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *