Интервью

Главный критерий – мнение людей

По долгу службы начальнику Нижнеудинского отдела полиции Хачатуру Григоряну часто приходится отчитываться за работу вверенного ему отдела. Отчеты бывают разные. И далеко не всегда обстановка в нашем городе и районе укладывается только в цифры. Тем более, что людей интересует не голая статистика, а то, что стоит за фактами и числами. Поэтому и беседа главного полицейского нашей территории Хачатура Григоряна с председателем общественного совета, главным редактором газеты “Тракт” Ириной Куклиной и журналистами носила не строгий официальный характер, а, скорее, просто человеческий.

 

– Хачатур Григорьевич, не так давно вы отчитывались перед городской и районной думами о результатах работы нижнеудинской полиции за прошлый 2017 год. Что заинтересовало депутатов в вашем отчете? Какие вопросы задавали вам народные избранники?

 

– В целом, отчет об основных результатах оперативно-служебной деятельности ОМВД России по Нижнеудинскому району за 2017 год депутаты приняли единогласно. Вопросов у них было много, вот только не все они касались непосредственно нашей работы, работы отдела полиции. Так, например, один из депутатов поднял вопрос о переносе пешеходного перехода на одной из улиц города. Но этот вопрос не находится в компетенции полиции. Возможность переноса пешеходного перехода должен решать муниципалитет и сами депутаты. На МВД возложены многие задачи, в том числе и дорожный надзор. Кроме этого имеются основные задачи – выявление, раскрытие, расследование уголовных дел, розыск лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также проведение профилактических мероприятий, направленных на охрану общественного порядка. Чтобы уровень криминогенной обстановки в городе и районе не рос, а уменьшался, чтобы простые граждане могли жить спокойно.

 

– Можете ли вы сказать, от каких преступлений больше всего пострадали люди на нижнеудинской территории в 2017 году? Какие виды преступлений вышли в “лидеры” и почему?

 

– В 2017 году у нас был зарегистрирован основной вал преступлений имущественной направленности: кражи, грабежи, разбои. Так, на нашей территории в 2017 году было совершено 527 краж, что на 16,9% больше, чем за отчетный период позапрошлого года.

Но нельзя строить свою работу, только оглядываясь на цифры. Нужно исходить из оперативной обстановки, анализировать ситуацию и решать что делать, с учетом всех нюансов. Представим, что в отдел поступило сто обращений о совершенных преступлениях. Пятьдесят из них связаны с употреблением алкоголя. Значит, надо выяснить, где приобретался алкоголь. Если в магазине, это одна ветвь работы, если алкоголь кустарного домашнего производства, совсем другая. Но в любом случае мы должны проработать так, чтобы через определенное время количество преступлений, связанных с употреблением алкоголя, уменьшилось. Повторюсь, мы должны не просто разыскать преступников, но и сделать все возможное, чтобы предотвратить совершение новых преступлений.

Нами ежедекадно и ежемесячно проводится анализ оперативной обстановки и с учетом этого анализа вносятся корректировки в наши планы на предстоящий период.

 

– О чем говорит анализ криминогенной ситуации в нашем районе? Что вызывает беспокойство? И с чем это, на ваш взгляд, связано?

– Если несколько лет назад мы говорили о росте особо тяжких преступлений, то теперь констатируем факт снижения. Количество убийств по сравнению с прошлым годом снизилось на тридцать восемь процентов. Это позитивный момент. Но если говорить о кражах, то здесь мы, повторюсь, наблюдаем рост практически на семнадцать процентов.

Проведенный анализ выявил, что в 2017 году на нашей территории появилось большое количество лиц, которые прибыли из мест лишения свободы. Что повлияло отрицательно на криминогенную обстановку в нашем городе. Несмотря на то, что за многими этими лицами установлен надзор, большинство преступлений было совершено ими. Конечно, такая категория граждан влияет на рост количества преступлений.

Если говорить о других видах преступлений, то, например, количество краж транспортных средств в нашем районе понизилось. По сравнению с другими, более крупными городами Иркутской области, на нашей территории отсутствуют группы, которые действуют профессионально. То есть угоны не носят системного характера, скорее единичный. Угоняют машины не профессионалы, а, скорее всего, выясняя отношения друг с другом. Но это тоже сказывается на статистике.

 

– Проводя анализ, отмечаете ли вы, в какое время года преступлений совершается больше? Есть ли у преступлений своя сезонность?

 

– Есть. Весной мы ежегодно фиксируем рост преступлений по кражам. В марте и апреле владельцы дачных участков выезжают на свои угодья и обнаруживают, что их имуществом поживились злоумышленники. С осени до весны хозяева не посещают дачные домики, а весной в отдел начинают поступать заявления от пострадавших. Число преступлений в этот период соответственно растет. Но хочу сказать, что раньше, лет пять назад, за сезон мы регистрировали порядка пятидесяти краж из дачных домиков. Сейчас эта цифра стала ниже.

Вообще, в каждое время – свои преступления. Когда-то воровали коней. Было время, когда у преступников шла настоящая охота за меховыми шапками. Изобретательные граждане даже пришивали к ним резинки. А сотрудники милиции проводили операцию “Соболь”, мужчины переодевались в женскую одежду, чтобы ловить злоумышленников. Было время, когда тотально воровали мобильные телефоны, срывая их с груди. Преступники всегда идут в ногу со временем или даже чуть-чуть его опережают.

 

– С развитием технологий всю страну захлестнул вал интернет-мошенничеств. Нижнеудинцы неоднократно становились жертвами таких злоумышленников. Но все жители города и района видели работу вашего отдела по профилактике этих преступлений. Листовки, баннеры, предупреждающая информация в газете – работа была проведена большая. Какой результат она дала?

 

– Работа действительно дала свои плоды. Сотрудники полиции, участковые старались довести до каждого, к чему может привести неосторожность и беспечность с интернет-мошенниками.

В итоге мы наблюдаем снижение роста такого вида преступлений. За первые три месяца 2018 года таких преступлений было зарегистрировано десять. Люди знают, как не попасть на крючок, но, тем не менее, попадаются. Приходят к нам, рассказывают: “Я знал, что так бывает, но никогда не думал, что подобное может случиться со мной”.

Как правило, суммы, которые теряют граждане от общения с такими жуликами, незначительные. Самая большая сумма была потеряна одним из жителей нашего района при его попытке приобрести трактор.

В главном Управлении ГУ МВД России по Иркутской области создано специальное подразделение, которое обобщает всю информацию по мошенническим действиям, совершенным в области, сравнивают с информацией из других субъектов РФ. Это необходимо, так как некоторые группы мошенников действуют не только по области, но и по всей России. С помощью специалистов раскрыто много уголовных дел, которые носят межрегиональный характер. Статистика показывает, что профессиональные мошенники в основном базируются в средней части России.

Наш отдел в этом вопросе взаимодействует с подобными отделами на территории всей Российской Федерации. Они делятся опытом, наработками, выводами, в общем, тесно сотрудничают.

Гражданам следует помнить, что не надо недооценивать этих мошенников. Среди них работают профессиональные психологи, которые могут уговорить любого человека на что угодно. Узнают через интернет личные данные гражданина, его адрес, собирают информацию о родственниках, а потом используют весь этот арсенал в своих преступных целях. Поэтому людям следует распространять личную информацию о себе в интернете, в соцсетях более дозированно. В первую очередь самим задумываться о личной безопасности.

 

– Как в нашем городе и районе обстоят дела с наркотиками?

 

– Работа в этом направлении ведется планомерная, два сотрудника нашего отдела специализируются по раскрытию этих преступлений. И можно говорить о хороших результатах в этом вопросе. Сбытчики устанавливаются, наркотические средства изымаются из оборота, очаги дикорастущей конопли выявляются. Почти двадцать килограммов наркотических средств было изъято в 2017 году, тридцать три наркопреступления выявлено, в том числе десять – по сбыту.

Обстановка по незаконному обороту наркотиков на нижнеудинской территории контролируема. И нами выявлено несколько групп лиц, которые занимались сбытом наркотических средств, проживающих как в Нижнеудинском районе, так и за его пределами. Это так называемые “закладчики”. Это новый метод распространения наркотических средств. В настоящее время некоторые лица нами арестованы.

 

– Как вы можете в целом охарактеризовать прошедший год? Был ли он обычным с вашей точки зрения?

 

2017 год был сложный, переломный. Наши сотрудники провели большой объем мониторинга по лесной тематике: незаконным рубкам и всему, что с этим связано. Судя по результатам нашей работы в этом направлении, могу сказать, что мы достигли больших результатов. Многие люди были арестованы и в настоящее время уже осуждены и получили реальные сроки лишения свободы. В связи с тем, что такие меры были приняты в отношении черных лесорубов, их деятельность в Нижнеудинском районе прекращена.

Как известно, большое количество черных лесорубов осуществляли свою деятельность на территории Алзамайского муниципального образования. Не так давно я встречался с депутатами Алзамайской думы и спросил их: “Можете ли вы сказать, изменилась или нет оперативная обстановка в вашем муниципальном образовании?”. Те единогласно подтвердили, что изменилась и, безусловно, в лучшую сторону. И действительно, если раньше на каждой алзамайской дороге можно было встретить незаконных рубщиков леса, то теперь такого нет. Обстановка изменилась, и это видно по людям. Если раньше никто особо не хотел идти работать на РМЗ, то теперь желающих очень много.

 

– Но ведь вы не станете отрицать, что людей на незаконную рубку толкает несовершенство законодательства? Люди не могут сделать это легально, а в результате вам приходится разгребать весь этот ворох преступлений.

 

– Конечно, когда мы беседуем с незаконными рубщиками леса, те говорят, что им надо кормить детей, семьи. Они не отрицают, что и завтра они вновь пойдут на совершение преступлений. Но эти обстоятельства не освобождают их от ответственности. Закон суров, но это закон.

Около тридцати человек мы сейчас привлекаем по незаконной рубке леса. Общее количество зарегистрированных преступлений в этой сфере в 2017 году стало выше на 12 процентов, чем в 2016-м. Если в 2016 году их было 1428, то в прошлом году – 1597. Это результат огромной планомерной работы сотрудников органов полиции. На это затрачено большое количество времени всего личного состава нашего отдела.

 

– В связи с этим вопрос: насколько хорошо оснащен кадрами Нижнеудинский отдел полиции? Нет ли кадрового голода?

 

– Кадрами наш отдел обеспечен вполне. Есть штатные единицы, есть определенная нагрузка на каждого. Если идет рост преступлений, то и нагрузка, соответственно, повышается. Как в случае с черными лесорубами.

В отделе МВД по Нижнеудинскому району имеется несколько подразделений. Каждое подразделение выполняет свои функции, свои задачи. Есть основные подразделения, которые работают на результат, есть внутренняя служба, работа которой носит вспомогательный характер. Роль каждого подразделения особенная для отдела. Так как все, что делается, делается для общего дела. Итог наш един и цель у нас одна – охрана общественного порядка, расследование дел, выявление злоумышленников и так далее.

Личный состав отдела – 256 человек. Некомплект – 7 человек. Но кандидаты на все вакантные должности уже подобраны.

 

– Вы руководите работой всего отдела МВД России по Нижнеудинскому району. Естественно, вам помогают ваши заместители, начальники отделений и подразделений. Довольны ли вы работой ваших помощников и всего отдела в целом?

 

– Как руководитель я постарался подобрать такой круг людей, чтобы они соответствовали всем профессиональным и морально-личностным критериям, необходимым для работы в полиции. Это моя команда, я с ними работаю. И все они знают, какой груз ответственности лежит на каждом из них. Понимают, какой уровень и какой высоты планку надо держать, чтобы сохранить честь мундира, как бы пафосно это не звучало.

Ежедневный контроль и высокий моральный уровень – такое выдержать могут не все. В 2017 году из Нижнеудинского отдела полиции было уволено шесть человек по отрицательным мотивам. Есть порядок, есть Закон о полиции, который необходимо соблюдать. Я как начальник отдела не имею права нарушать установленный порядок и своим подчиненным не позволю этого делать. Полицейский должен оставаться полицейским двадцать четыре часа в сутки, независимо от того, находится он в своем рабочем кабинете или нет, одет он в форму или в гражданскую одежду. В противном случае ему не место в органах правопорядка. Это только в кино так бывает, что сотрудник полиции ведет себя неподобающим образом и считает такое поведение нормой. В жизни такое невозможно и неприемлемо.

 

– Кстати, о кино. Какой фильм или сериал о работе полиции, на ваш взгляд, наиболее приближен к жизни? Более точно рассказывает о вашей работе?

 

– Таких сериалов сейчас много. Думаю, что наиболее приближенный к реальности “Улицы разбитых фонарей”. Есть в этом фильме моменты, которые правдиво показывают нашу работу. Конечно, формат фильма не позволяет показать все и в полной мере. На какую-то тему, которая развивается полжизни, в кино отводится небольшое время. Понятно, что это на деле не так. Но правдивость фильму придает грамотное консультирование. Обычно консультант в таких фильмах подбирается из числа лиц, имеющих большой опыт работы и естественно высокие звания. Чтобы подсказать, как должно развиваться действие в тот или иной момент. Но признаюсь честно, смотреть фильмы мне бывает зачастую некогда. Работа занимает большую часть моей жизни, моего времени.

 

– Хачатур Григорьевич, а в ваших личных сутках сколько часов? При том объеме работы, что вы выполняете и той ответственности, что лежит на вас, времени в ваших сутках должно быть в разы больше, чем у простого обывателя?

 

– В моих сутках, как и у всех, 24 часа. Мой рабочий день начинается в семь утра. В это время я уже нахожусь в отделе, изучаю суточную сводку. Затем в мой кабинет прибывает следственно-оперативная группа, которая отчитывается о своей работе за суточное дежурство, а я изучаю материалы с моими заместителями. В восемь утра – генеральный селектор с нашим областным руководством. На нем поднимаются все проблемные вопросы, решаются проблемы, происходит мониторинг ситуации. Такой же селектор проходит в восемь часов вечера, но уже по итогам дня. Но в восемь часов вечера моя работа не заканчивается, ведь необходимо, чтобы и ночью на вверенной мне территории был порядок. Тем более, что согласно моим должностным инструкциям я лично обязан выезжать на место совершения преступления, если оно носит тяжелый или особо тяжелый характер, независимо от времени суток.

 

– Если бы сейчас, оглядываясь назад, у вас была возможность поменять свою стезю полицейского, выбрали бы вы для себя другую профессию?

– Нет, я бы ничего не стал менять и выбрал бы эту же профессию. После окончания школы я поступил в профильный вуз, выбрав профессию стража порядка, и ни разу не пожалел об этом. В мое время поступление в институт было самой главной целью для каждого. Мои родители были простые люди, без высшего образования, но они всю жизнь стремились к знаниям сами и в нас, своих детях, культивировали это стремление. Они гордились мной, когда я поступил в институт. Мама гордится мной сейчас, как я горжусь своим сыном, который выбрал для себя юридическую стезю. Надеюсь, что и моя дочь тоже выберет это направление.

После школы мой сын Тигран подал документы в разные институты, в том числе и в Институт МВД. Прошел экзамены во все вузы, в том числе и в Институт МВД, но, узнав, что одному абитуриенту – сыну погибшего сотрудника полиции не хватает баллов, Тигран уступил ему свое место. Сейчас он учится в Иркутском госуниверситете на четвертом курсе факультета международного права.

Мой сын мог бы стать прекрасным полицейским и, возможно, после окончания института пойдет по моим стопам. Это ему решать. В любом случае он обладает целым рядом необходимых качеств настоящего полицейского: интеллектом, целеустремленностью, благородством, честностью и правдивостью. Какой бы путь он не выбрал, я одобряю его выбор и поддерживаю его, как в свое время меня поддерживали мои родители.

 

– Вы назвали качества необходимые, на ваш взгляд, для каждого полицейского. Значит, чтобы сейчас попасть на работу в ваш отдел, нужно быть именно таким человеком, без страха и упрека?

 

– Времена изменились. Изменились и критерии. Если раньше на работу в милицию мог прийти человек без образования, то теперь такая ситуация в полиции невозможна. Полицейскому необходимо высшее юридическое образование, чтобы в будущем сделать себе карьеру. При этом человек должен быть высоких моральных принципов и взглядов.

Работник полиции должен обладать некоторыми качествами, без которых нельзя себя реализовать в работе полиции. К сожалению, есть такие случаи, когда человек поступает на работу в полицию, проходя все первоначальные инстанции, а потом увольняется, так как морально и психологически не готов нести такую нагрузку.

Дисциплина в отделе полиции сейчас стала строже. За проступок, недостойный звания полицейского, человек может лишиться своей работы. Все заслуги вычеркиваются, если сотрудник полиции преступил закон и порядок. Потому что честь мундира и честь имени дороже всего.

Мы дорожим каждым, кто работает в наших рядах. Если нужна моя помощь, я лично помогу любому своему сотруднику. Я сделаю все, но я и потребую с каждого по заслугам.

Поэтому в полиции сейчас мы стараемся подобрать лиц, которые пришли на работу на долгое время. Какой должен быть полицейский? Порядочный, преданный своей работе, добрый по отношению к гражданам, не злоупотребляющий доверием. Он должен соблюдать все законы, правила и нормативные акты и быть верным присяге. Если все это будет иметь место, то мы в глазах наших граждан будем иметь высокий рейтинг. Что мы и стараемся делать.

Люди приходят в полицию со своей бедой, обращаются к нам за помощью и защитой. И мы обязаны им помочь по справедливости и по закону.

По итогам 2017 года по всем критериям оценки наш отдел занял шестое место среди всех отделов полиции Иркутской области. Это дорогого стоит. Это значит, что наш отдел делает очень много. Несмотря на этот высокий результат, я считаю, что есть в нашей работе направления, которые требуют пристального внимания и доработки. Мы анализируем эти направления и принимаем меры, чтобы улучшить их. Но всегда помним, что первый и главный критерий оценки деятельности нашего отдела – это мнение граждан. И мы стараемся этим очень дорожить.

 Марина Савельева

Теги

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *